Лекция в Гарвардском университете - страница 17

Так давайте же отметим наши жизни печатью вечности. Живите так, чтоб хотелось жить опять, — это ваша обязанность, ибо в любом случае вы будете жить опять.

Эта доктрина снисходительна по отношению к тем Лекция в Гарвардском университете - страница 17, кто в нее не верует. Она не гласит об аде и не содержит угроз.

Эта доктрина должна просочиться в нас медлительно, и целые поколения должны на ней строиться и благодаря ей приносить плоды, с тем Лекция в Гарвардском университете - страница 17 чтоб она выросла в огромное дерево, которое укроет наших потомков.

С того момента, когда эта идея начнет главенствовать, начнется новенькая история.

Фридрих Ницше. «Вечное Повторение»


Глава 16

^ ВОЙНА И ЕЕ Лекция в Гарвардском университете - страница 17 ТРАНСЦЕНДЕНТНОСТЬ

Христианский мир не отдал ответа на старенькый вопрос, поднятый гностиками: откуда берется зло? Сейчас мы обязаны находить ответа на этот вопрос; но мы стоим с пустыми руками, озадаченные и смущенные. В итоге сложившейся политической ситуации Лекция в Гарвардском университете - страница 17 и пугающего, если не сказать дьявольского, триумфа науки нас потрясают загадочные содрогания и черные предчувствия; но мы не знаем выхода, и по сути не много людей делают вывод, что ответ заключается в Лекция в Гарвардском университете - страница 17 издавна позабытой душе человека.

Карл Густав Юнг. «Воспоминания, сны, размышления»

В период войны 1982 года, ведшейся на Фолклендских островах, в «Time» было размещено эссе «Метафизика войны» Ланса Морроу.

Следя за Лекция в Гарвардском университете - страница 17 ходом войны в Южной Атлантике, дальной, наизловещей и вызывающей чувство омерзения, мы продолжаем гласить для себя, что не можем так больше поступать. С тех пор как на Хиросиму была сброшена бомба, в мире Лекция в Гарвардском университете - страница 17 вышло больше 120 разных войн, включая самую долгосрочную в истории США.

После того как 1-ая глобальная война убила целое поколение наилучших людей Западной Европы, Запад имел склонность именовать войну никчемной, схожей тому Лекция в Гарвардском университете - страница 17, что делают вместе в запертой комнате бурые крысы. Столкнувшись с ее страхами, мы осознаем, что общество сошло с разума. Если б свершилось волшебство и человек отказался от войн, это было бы большущим прогрессом Лекция в Гарвардском университете - страница 17, сопоставимым с выходом живых созданий вследствие эволюционного развития из океана на сушу. Война время от времени служит освободительным целям, сопутствует развитию цивилизации. Но сейчас это только разработка, которая разрушает наше единство Лекция в Гарвардском университете - страница 17. Мы осознаем, что через год, два либо три практически неважно какая страна, владеющая плутониевым устройством, может приблизить апокалипсис.

Во 2-ой мировой войне погибло около 60 миллионов человек, многие из их были мирными жителями. Для описания таковой Лекция в Гарвардском университете - страница 17 страшной катастрофы будет нужно перо мастера — Достоевского либо Толстого. В одной из малоизвестных статей Толстого «Христианство и патриотизм» мы находим размышления создателя о глупо циклических войнах: «Зазвонят в колокола и начнут Лекция в Гарвардском университете - страница 17 молиться за убийство. И начнется снова старенькое, издавна известное, ужасное дело. Засуетятся разжигающие разумы людей под видом патриотизма и ненависти к убийству газетчики, радуясь тому, что получат двойной доход. Засуетятся отрадно заводчики Лекция в Гарвардском университете - страница 17, негоцианты, поставщики военных запасов, ждя двойных барышей. Засуетятся всякого рода бюрократы, предвидя возможность украсть больше, чем они воруют заурядно. Засуетятся военные начальства, получая двойное жалованье и рационы и надеющиеся получить Лекция в Гарвардском университете - страница 17 за убийства людей разные высокоценимые ими побрякушки — ленты, кресты, галуны, звезды. Засуетятся праздные господа и дамы, вперед записываясь в Красноватый Крест, готовясь перевязывать тех, которых будут убивать их супруги и братья, и воображая, что они Лекция в Гарвардском университете - страница 17 делают этим самое христианское дело.

И, заглушая в собственной душе отчаяние песнями, развратом и водкой, побредут оторванные от мирного труда, от собственных жен, матерей, деток люди, сотки тыщ обычных, хороших людей Лекция в Гарвардском университете - страница 17, с орудиями убийства в руках туда, куда их погонят. Будут ходить, мерзнуть, голодовать, болеть, дохнуть от заболеваний и в конце концов придут к тому месту, где их начнут убивать тыщами, и они будут Лекция в Гарвардском университете - страница 17 убивать тыщами, сами не зная для чего, людей, которых они никогда не видали, которые им ничего не сделали и не в состоянии сделать дурного...

И снова одичают, остервенеют, озвереют Лекция в Гарвардском университете - страница 17 люди и уменьшится в мире любовь, и наступившее уже охристианение населения земли отодвинется снова на 10-ки, сотки лет» [1].

Драматург Питер Устинов, звезда сцены и экрана, использовал тему перевоплощения в собственной пьесе «Неизвестный боец и его Лекция в Гарвардском университете - страница 17 жена». Она в первый раз была представлена публике на Чичестерском фестивале в Великобритании.

Устинов играет в пьесе верховного жреца Юпитера, потом становится аббатом, богословом XVIII века и дальше — современным Лекция в Гарвардском университете - страница 17 архиепископом. «Есть там и неведомый боец, патетическая и, с другой стороны, очень умеренная фигура, в каждом эпизоде он погибает заблаговременно и обычно глупо, всегда оставляя свою супругу беременной, а малыша ему никогда не Лекция в Гарвардском университете - страница 17 судьба увидеть». Без его безропотного роли ни одна из войн никогда не смогла бы вестись. Проснется ли когда-нибудь неведомый боец?

Есть ли в нем какая-либо часть, которая уже проснулась Лекция в Гарвардском университете - страница 17 и ясно лицезреет? Устинов верует, что есть. В интервью, размещенном в журнальчике «Life», он увидел: «Лицо новорожденного припоминает лицо старенького человека, оно поражает своим глубочайшим всезнанием, поражает своим спокойствием и умиротворением. Есть Лекция в Гарвардском университете - страница 17 магическая связь меж началом и концом жизни, какое-то спокойное величие, в каком они делят тайну, — тайну, лежащую далековато от любви, секса, амбиций и карьеры. Я нескончаемо ревную к этой тайне» (19 апреля 1963 г.).

Но неувязка Лекция в Гарвардском университете - страница 17 тут состоит в том, как это нечто, что проявляется на границах жизни и время от времени в интуитивном осознании в течение жизни, может стать практической, эффективной силой, способной предостеречь население земли от Лекция в Гарвардском университете - страница 17 нескончаемого ввязывания в конфликты, в каких ни одна сторона никогда не одолевает.

Синдром войны рассмотрен и в пьесе Дж.Б.Пристли «Я был тут раньше». Тут также находится мысль перевоплощения Лекция в Гарвардском университете - страница 17. Узнаваемый писатель Андре Моруа так отозвался об идее этого произведения в статье «Трагическое крушение людского идеала»:

Предметом этой пьесы является Нескончаемое Возвращение, идея о том, что действия повторяются опять и опять, что люди Лекция в Гарвардском университете - страница 17 оказываются по прошествии миллионов лет в ситуациях, в каких они уже когда-то побывали, и что всякий раз они совершают схожие ошибки, которые приводят их к этим же самым трагедиям. Но создатель пьесы Лекция в Гарвардском университете - страница 17 признает, что некие люди тогда, когда оказываются на пороге собственной драмы, смутно вспоминают свои прежние несчастья и находят внутри себя силу помешать судьбе, разорвав тем роковую цепь («New York Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Times», 19 июня 1938 г.).

Основной мотив, который вдохновляет людей участвовать в войнах, считает Моруа, заключается в неверном представлении, что «после периода насилия наступит рассвет нового золотого века для населения земли как следствие одержанной Лекция в Гарвардском университете - страница 17 победы того либо другого класса либо расы. Во имя этого неверного эталона люди режут друг дружке глотки, душат друг дружку и идут на самые ужасные пытки. Такой круг, который население земли проходило Лекция в Гарвардском университете - страница 17 уже огромное количество раз. Будем надежды, что люди в конце концов понимают всю бессмысленность войн и произнесут для себя: «Это уже было раньше» и отыщут внутри себя мудрость отрешиться от самоуничтожения».

Тогда Лекция в Гарвардском университете - страница 17 люди, рассматривая свои ошибки, равно как и славу прошедшего, могли бы сказать: «Это наши следы на песках времени, а не кого-либо другого» — и заместо избитого клише «смотри, как повторяется история» — «мы Лекция в Гарвардском университете - страница 17 повторяемся». Сейчас судьба планетки на чаше весов.

Ведь если задуматься, главным фактором, дающим начало войне, является ужас перед гибелью. Страны ставят для себя задачку вооружиться атомными бомбами и выстроить огромную машину войны Лекция в Гарвардском университете - страница 17, готовую по мере надобности уничтожить неприятеля первым. Но, пересмотрев ситуацию исходя из убеждений перевоплощения, мы осознаем, что нельзя убить противников. Они перевоплотятся и станут неприятелями вновь. Если земля будет уничтожена в ядерном пожаре Лекция в Гарвардском университете - страница 17, что будет далее? Если перевоплощение вправду имеет место, то население земли не будет уничтожено, оно, образно говоря, только покончит жизнь самоубийством. Люди начнут свое существование поновой, в новеньком мире, с теми Лекция в Гарвардском университете - страница 17 же старенькыми неуввязками, ждущими разрешения. Как же мудры слова Иисуса: «Не позволяйте солнцу сесть, до того как не помиритесь со своим врагом».

Мирный разум обеспечит мирное существование

В собственных воспоминаниях «Моя страна и мой народ» Далай Лекция в Гарвардском университете - страница 17-лама пишет, что глубочайшая вера в перевоплощение «должна породить всеобщую любовь», так как все живы существа в процессе их бессчетных жизней и нашей своей, может быть, были нашими друзьями либо были Лекция в Гарвардском университете - страница 17 бы нашими возлюбленными родителями, детками, братьями либо сестрами. Он выражает надежду, что это будет поощрять «терпимость, выдержку, благотворительность и сострадание». «Если принимается вера в загробную жизнь, религиозная практика становится необходимостью, которую Лекция в Гарвардском университете - страница 17 не может поменять ничто другое в подготовке к будущему воплощению... Вроде бы ни называлась религия, она есть база мирного разума и, как следует, мирного существования. Если в идей нет мира, то Лекция в Гарвардском университете - страница 17 его не может быть в отношении к другим людям» [2].

Во время собственного первого визита в Соединенные Штаты Далай-лама произнес речь в соборе Св. Патрика в Нью-Йорке перед аудиторией, насчитывающей около 5 тыщ Лекция в Гарвардском университете - страница 17 человек. Цитаты приводятся из сообщения «New York Times».

«Без мира снутри нас неосуществим мир на земле» — произнес Далай-лама. Изгнанный фаворит, число последователей которого составляет около 6 миллионов тибетских буддистов, гласил о сочувствии и любви Лекция в Гарвардском университете - страница 17, находясь в святилище большущего римско-католического собора, где посиживали раввины, священнослужители, священники и ламы.

Как глава религии, проповедующей внутреннее просветление и гармонию с миром, Далай-лама поделился своим взором Лекция в Гарвардском университете - страница 17 на трудности современного мира. «Внутреннее развитие очень принципиально. В области науки и технологий мы все еще движемся вперед. Но мы должны соизмерять наружное развитие с внутренним, с настоящими ценностями, тогда мы станем поближе Лекция в Гарвардском университете - страница 17 к миру на земле. Через сочувствие и любовь может быть стать истинной людской семьей. Мы можем решить много заморочек и стать по-настоящему счастливыми. Необходимо разоружаться. Мы не можем приобрести сочувствие Лекция в Гарвардском университете - страница 17 в одном из огромных магазинов Нью-Йорка. Мы не можем сделать его при помощи машин. Но его можно обрести методом внутреннего развития» (6 сентября 1979 г.).

Глава 17

^ МОЯ РАСА, МОЯ РЕЛИГИЯ, МОЯ СТРАНА, МОЕ Лекция в Гарвардском университете - страница 17 ПОЛОЖЕНИЕ

Мне кажется, что я жил всегда! И у меня есть мемуары, уходящие в прошедшее прямо до фараонов. Я ясно вижу себя в различных профессиях и в различных актуальных обстоятельствах. Моя реальная личность есть итог Лекция в Гарвардском университете - страница 17 моих утерянных личностей. Можно было бы разъяснить почти все, если знать нашу настоящую генеалогию. Эта наследственность — справедливый принцип, который плохо применялся.

Гюстав Флобер. Письмо к Жорж Санд (1866)

Неувязка, рассматриваемая в Лекция в Гарвардском университете - страница 17 этой главе, заключается в разъединении людей. Доведенная до крайности, она приводит к конфликтам и войнам. Как переступить за границы этого чувства эгоистичного?

«Становится ясно, — замечает психолог Джина Серминара в книжке «Внутренний мир», — что каждый Лекция в Гарвардском университете - страница 17 принимающий идею перевоплощения не может непереносить какую-либо чужую расу либо цивилизацию; ибо, если он это делает, он рискует презирать свое собственное прошедшее либо будущее «я»». В прошедшем мы были Лекция в Гарвардском университете - страница 17 бы представителями других национальностей; и, может быть, это произойдет с нами и в дальнейшем. То же поистине и для религий. Мы были бы индуистами, буддистами, мусульманами, иудеями и в дальнейшем можем вновь родиться Лекция в Гарвардском университете - страница 17 ими либо стать членами общин, исповедующих религии, которые еще даже не родились. Как тогда человек может иметь такое узколобое убеждение, что его сегоднящая религия — самая наилучшая, единственно настоящая?

Д-р Серминара пишет, что исходя Лекция в Гарвардском университете - страница 17 из убеждений перевоплощения человеческое существо — это душа, владеющая телом, а не напротив, как обычно считается. «Здесь нужно сделать 1-ый умственный шаг к терпению, который будет законченным и научным, а не Лекция в Гарвардском университете - страница 17 поверхностным и сентиментальным».

Когда понимаешь, что тело есть только преходящее выражение и проводник души, то становится глупым презирать человека из-за его национальности, расы либо цвета кожи — это так же абсурдно Лекция в Гарвардском университете - страница 17, как презирать актера за костюмчик, в который он одет.

Вправду, размышляя схожим образом, ловишь себя на том, что собственное чувство отчужденности и самомнения куда-то испаряется. Если моя душа воплощалась в темнокожие Лекция в Гарвардском университете - страница 17 и белокожие тела, в тела красноватые, карие и желтоватые; в той либо другой цивилизации, равной, сопоставимой либо превосходящей нашу свою; если я имела высочайшее либо низкое положение в обществе, была крестьянином либо Лекция в Гарвардском университете - страница 17 царевичем, прокаженной либо стратегом, — как тогда я могу утверждать, что моя раса либо цивилизация самая уникальная, обосновывать ее значимость и приемущество над другими? [1]

То же можно сказать и о семейном, и об публичном Лекция в Гарвардском университете - страница 17 положении человека, и о его богатстве и т.д. Доктор К. Дж. Дукас писал о перевоплощении:

Не может быть никакого сомнения, что у каждого из нас на базе собственной одной и той же неумирающей Лекция в Гарвардском университете - страница 17 особенности развилось бы в той либо другой степени другое мышление, мы могли бы стать другими личностями, если б, к примеру, при рождении нас расположили в другие семьи, в конструктивно другое окружение Лекция в Гарвардском университете - страница 17, дали другое образование и т.д. Размышления об этом факте должны вынудить человека относиться к собственной сегодняшней личности достаточно скептически, с чувством юмора, не как к собственной абсолютной личности, а принимать себя Лекция в Гарвардском университете - страница 17 быстрее как воображаемую перспективу, как одну из разных личностей, которую породила ваша особенность [2].

В новеньком воплощении человек может стать представителем той расы, которую он презирал. Посреди случаев, обрисованных д-ром Стивенсоном Лекция в Гарвардском университете - страница 17, есть один, когда перевоплотившийся ребенок вспомнил, что ранее он родился посреди членов клана, с которым враждовали его сегодняшние предки [3]. Подумайте, что это может значить! Если человек терпеть не может российских, он может родиться Лекция в Гарвардском университете - страница 17 одним из их. Если он презирал евреев, он может родиться евреем. Если он испытывал презрение к неграм, он возможно окажется представителем этой расы.

То же можно сказать и о других предвзятостях, таких как Лекция в Гарвардском университете - страница 17 нетерпимость к той либо другой политической партии. Стивенсон приводит случай, когда посреди приверженцев идеи перевоплощения в Ливане, являющихся членами религии друзов, появились суровые разногласия:

Друзы время от времени позволяют Лекция в Гарвардском университете - страница 17 для себя делать гипотезы о повороте событий, когда, к примеру, обеспеченный и хвастливый человек погибает в собственном коттедже и сходу перевоплощается в бедняка. Такие предостерегающие рассказы можно слышать достаточно нередко. Меж 2-мя друзами Лекция в Гарвардском университете - страница 17 произошел спор, где один защищал плюсы собственной политической партии с таким пылом, что его оппонент увидел: «Будь осторожен! В последующий раз ты можешь превратиться в нашей партии». На что 1-ый ответил Лекция в Гарвардском университете - страница 17: «Если это случится, я буду таким же фанатичным ее приверженцем!» [4]

Если люди хотят стать просветленными и сердобольными, они должны убить внутри себя всякую предвзятость. Если они этого не сделают, то их недочеты наверное перевоплотятся Лекция в Гарвардском университете - страница 17 вкупе с ними.

^ НИЗШИХ РАС НЕТ

Не следует считать, что, если в будущей жизни человек перевоплотится посреди людей, которых на данный момент презирает, это будет означать, что он «разжалован». Нужен новый опыт, новые уроки Лекция в Гарвардском университете - страница 17. В один прекрасный момент Чарльз Джонсон говорил в Лондоне с Леной Петровной Блаватской, и появился тот же самый вопрос. Он спросил о взорах теософов, и она стала гласить о глобальном братстве. «Давайте Лекция в Гарвардском университете - страница 17 не будем выражаться туманно и общими фразами. Скажите мне точно, что вы под этим подразумеваете», — обратился к собеседнице Джонсон. Она привела приятный пример о том, как плохо англичане обходятся Лекция в Гарвардском университете - страница 17 с индусами. Ее собеседник сделал возражение: «Но ведь они много сделали для Индии в вещественном плане». Блаватская ответила:

Какая полезность от вещественных благ, если вас презирают? Если ваши эталоны государственной чести и славы втаптывают в Лекция в Гарвардском университете - страница 17 грязь и вас принуждают всегда ощущать, что вы низшая раса. Свиньи — ах так именуют их британцы, и от всей души в это веруют. Итак вот, четкая противоположность этому всему — глобальное братство Лекция в Гарвардском университете - страница 17. Никакие вещественные блага не могут восполнить причиненную их душам боль и попирание их эталонов.

Не считая того, тут есть и другая сторона, которую мы как теософы всегда указываем. По сути низших рас нет Лекция в Гарвардском университете - страница 17, ибо есть все одно в нашей общей людской расе; и так как мы все перевоплощались в каждой их этих рас, мы должны испытывать к ним братские чувства [5].

Глава 18

^ НАША РАЗГРАБЛЕННАЯ Планетка И Лекция в Гарвардском университете - страница 17 ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ К ЕЕ СОЗДАНИЯМ

Покорение природы — это надменная цель, поставленная в неандертальский век биологии и философии, когда числилось, что природа существует для удобства человека. Наше несчастье заключается в том, что такая примитивная Лекция в Гарвардском университете - страница 17 наука держит на данный момент в руках самое современное и ужасное орудие и что она направляет его против всей Земли.

Рахиль Карсон. «Безмолвная весна».

Сообщения о драматических последствиях экологических катастроф Лекция в Гарвардском университете - страница 17 на данный момент так же всераспространены в мировой прессе, как и о сенсационных грехах либо политических скандалах, — читаем в «Culture and Life». — За отдельными бедствиями кроется беспощадная правда: наша планетка хронически больна, и болезнь Лекция в Гарвардском университете - страница 17 прогрессирует. Просто подумайте: каждую минутку в среднем 44 гектара земли превращают в нагую пустыню. Тыща видов животных и около 25 тыщ растений находятся на грани исчезновения. Лесные массивы чертовски уменьшаются. Минеральные припасы Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Земли истощаются, так как каждый год из ее недр извлекают 100 миллионов тонн горючего и сырья. Огромные части Мирового океана, не говоря уже о других водоемах, превращают в свалки. Некие страны потребляют кислорода больше Лекция в Гарвардском университете - страница 17, чем могут выработать растения на их местности. Концентрация углекислоты в атмосфере достигнула 16 процентов, да и это не предел при каждогоднем ее выбросе в 130 миллионов тонн. В итоге нарушаются глобальные климатические процессы Лекция в Гарвардском университете - страница 17. В 75 странах мира остро стоит неувязка нехватки питьевой воды. Проявляя заботу о состоянии природы, мы заботимся о нашем своем здоровье, здоровье всего населения земли... Ибо природа не признает муниципальных границ. Ветрам, тучам, рекам не необходимы Лекция в Гарвардском университете - страница 17 визы. Мировой океан и атмосфера принадлежат всему населению земли (7 ноября 1980 г.).

Подобные сообщения принуждают нас задуматься о том, что мир един.

Джонатан Шелл в книжке «Судьба земли» пишет: «Если Лекция в Гарвардском университете - страница 17 мы не можем отыскать метод спасти мир ради любви к для себя и природе, может быть, мы создадим это ради любви к нашим дальним потомкам?» [1]. Но что, если эти дальние потомки мы Лекция в Гарвардском университете - страница 17 сами? Как поменяется картина? Мир, в каком мы родимся, будет миром, который мы создаем на данный момент. Не имея этой перспективы, можно размышлять по другому: от результатов действий на будущие поколения можно Лекция в Гарвардском университете - страница 17 отмахнуться, думая только о том, что есть на данный момент, получать наслаждение на данный момент, ведь у нас больше не будет времени, и мы должны взять от него как можно больше; пусть Лекция в Гарвардском университете - страница 17 будущие поколения позаботятся о для себя сами, а нас уже не будет, чтоб узреть либо беспокоиться о том, что произойдет.

До сего времени нашей заботой было неверное экологическое управление землей; упоминания об исчезновении видов животного Лекция в Гарвардском университете - страница 17 и растительного мира, которые просуществовали миллионы лет, преподносились как случайность. Вся жизнь идет по пути вперед и ввысь. Исходя из убеждений перевоплощения, жизнь в других королевствах перевоплощается опять и опять. Если Лекция в Гарвардском университете - страница 17 уничтожается один вид, он отыскивает другие, чтоб в их воплотиться, но за время поиска он лишается ценного опыта. Но миллионы животных погибают и остаются покалеченными вследствие других, более страшных обстоятельств Лекция в Гарвардском университете - страница 17.

Выступая 18 июля 1957 года в верхней палате английского парламента, лорд Нью Даудинг произнес памятную речь о «Болезненных опытах над животными», из которой мы приведем цитаты. Даудинг, государственный герой Британии, главнокомандующий ВВС во время Лекция в Гарвардском университете - страница 17 2-ой мировой войны, выручил Великобританию от вторжения нацистов. Уинстон Черчилль произнес о нем: «Мы должны считать генеральское умение, продемонстрированное тут, примером гения в искусстве войны». Лорд Даудинг не был по натуре воякой. Хотя Лекция в Гарвардском университете - страница 17 он и делил веру во множественность жизней с генералом Паттоном [2], он был совсем другим человеком. Что касается перевоплощения, то в собственной книжке он писал: «Я убежден, у меня нет ни тени сомнения, что перевоплощение Лекция в Гарвардском университете - страница 17 является фактом» [3].

Даудинг сказал, что в Британии 520 лабораторий раз в год проводят два с половиной миллиона тестов. В США их каждогоднее число — 64 миллиона, включая 400 тыщ собак, 200 тыщ кошек, 33 тыщи обезьян Лекция в Гарвардском университете - страница 17 и тыщи лошадок и пони («New York Times Magazine», 31 декабря 1979 года). Доктор, уверенный в том, что Даудинг преумножал, посетил несколько мед лабораторий в Оксфордском институте, его родном, и был поражен тем Лекция в Гарвардском университете - страница 17, что увидел. По его словам, Даудинг в собственном докладе даже преуменьшил числа.

В заключительной части речи маршал авиации заинтересовал аудитории к эзотерической стороне темы и тому воздействию, которое перевоплощение оказывает на низшие королевства.

Я Лекция в Гарвардском университете - страница 17 твердо верю, — произнес он, — что болезненные опыты неверны с моральной точки зрения, на самом деле собственной, безнравственно совершать зло во благо, даже если население земли получит пользу от страданий, которым подверглись животные Лекция в Гарвардском университете - страница 17... Я не могу бросить этот предмет без рассмотрения его под эзотерическим углом зрения — места животного королевства в системе мира и ответственности человека по отношению к животным.

По мере развития население земли становится готовым Лекция в Гарвардском университете - страница 17 к получению нового откровения, и недостаток большинства глобальных религий заключается в том, что они не могут понять этот принципиальный факт. Священники склонны гласить, что «все, что нужно для спасения, содержится в этой Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Книжке117. Нет необходимости и неблагочестиво находить где-либо еще». Я полагаю, есть нюанс нашего доверчивого учения, ведущий к идее, что животные не живут после физической погибели. Та фраза в 49-м псалме Лекция в Гарвардском университете - страница 17: «Животные, которые погибают» должна ответить за почти все, ибо это факт, что животные гибнут менее чем люди. Вся жизнь едина, и все ее проявления, будь то животные либо растения, подымаются по лестнице Лекция в Гарвардском университете - страница 17 эволюции. Животные есть наши наименьшие братья, они также стоят на лестнице эволюции, но несколькими ступенями ниже, чем мы. Принципиальной частью нашей ответственности является помощь в их восхождении, а не замедление Лекция в Гарвардском университете - страница 17 их развития беспощадной эксплуатацией [4].

Учение св. Франциска118 о душе животных

Св. Франциск из Ассиза расползался во воззрениях с христианскими отцами по поводу того, владеют ли животные душой. Церковная традиция опровергает наличие души у животных. Линн Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Уайт, доктор истории, пишет об этом в «Science»: «Противопоставляя заносчивости человека, считающего себя владыкой в мире природы, сочувственное отношение ко всем созданиям, этот святой был величайшим радикалом в христианской истории Лекция в Гарвардском университете - страница 17 со времен Христа... Но то, что сэр Стивен Рансиман именует «францисканской доктриной души животных», стремительно искоренили. Полностью может быть, учение о душе животных родилось во время вдохновения, осознанно либо безотчетно, через веру Лекция в Гарвардском университете - страница 17 в перевоплощение, которой придерживались христиане-катары — еретики, число которых было достаточно велико в Италии и южной Франции» (10 марта 1967 г.).

Искоренение учения святого Франциска о душе животных привело к беспощадной эксплуатации в Европе домашних питомцев Лекция в Гарвардском университете - страница 17, знатные же особы охотились на одичавших животных. Даже утонченные, роскошные леди получали наслаждение от подобного времяпровождения.

Но ведь Библия учит, что у животных есть душа. Невзирая на то, что церковь утверждает оборотное, в Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Библии обозначено, что животные бессмертны. Д-р Лайэн Брофи нашел это в статье Лены Петровны Блаватской «Есть ли у животных душа?». Он использовал данную статью в собственном докладе, размещенном в октябре 1982 года Лекция в Гарвардском университете - страница 17 в одном из журналов южноамериканского общества, выступающего против вивисекции. Д-р Брофи пишет, что в прочитанной им монографии «приводятся более убедительные выражения на тему души животных», по сопоставлению с другой изученной им Лекция в Гарвардском университете - страница 17 литературой. «В ней охватываются Библия, точки зрения отцов церкви, священные книжки Востока, научная философия и современная литература... То, что некие из более высокопоставленных церковных лиц, такие как св. Павел и Иоанн Лекция в Гарвардском университете - страница 17 Хризостом, верили в воскрешение душ животных, было подтверждено Леной Петровной Блаватской». Материал содержал цитаты из ее статьи:

Ни один индус не мог бы с большей серьезностью защищать жизнь животного, чем св. Павел Лекция в Гарвардском университете - страница 17 в «Послании к римлянам». Индусы вправду требуют пощады бессловесным созданиям, следуя доктрине трансмиграции и единой сущности принципа либо элемента, оживляющего как человека, так и животного. Св. Павел идет далее: он Лекция в Гарвардском университете - страница 17 указывает (Послание к римлянам, VIII, 21) животное, надеющееся и живущее в ожидании избавления «от грешной зависимости» так же, как и хоть какой добродетельный христианин.

Она приводит несколько других текстов Св. Павла как свидетельство того, что Лекция в Гарвардском университете - страница 17 этот апостол иноверцев веровал в загробную жизнь животных и утверждал, что люди и животные равны на земле в отношении мучения («вся тварь совокупно стенает и мучится») в собственных усилиях эволюционировать для Лекция в Гарвардском университете - страница 17 заслуги цели... «Некоторых может изумить, — продолжает Брофи, — что известный теософ привела свидетельство, показывающее, что Папа Бенедикт XIV веровал в чудеса особенного воскрешения животных и считал их так же достоверными, как и Воскрешение Христа Лекция в Гарвардском университете - страница 17».

Приведем последнюю цитату из статьи Блаватской:

Когда мир усвоит, что животные — это существа такие же нескончаемые, как мы, вивисекция и другие мучения, которым раз в день подвергаются злосчастные твари и которые Лекция в Гарвардском университете - страница 17 вызывают возмущение и протест общества в целом, принудят правительства разных стран положить конец этой варварской и зазорной практике [5].

Глава 19

^ ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ И ДЕМОГРАФИЧЕСКИЙ ВЗРЫВ



leksicheskie-normi-ustnoj-delovoj-rechi.html
stat.txt
lekciya-ii.html